Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Россия и новая Боливия или что потерял Путин с уходом Эво Моралеса

10 ноября Эво Моралес, под давлением общественных протестов и Главнокомандующего вооруженными силами Боливии Виллимаса Калима, заявил об отставке. Моралес улетел в Мексику, предоставившую ему убежище, а чиновники из команды президента покинули посты вместе с ним.

Моралес, 20 октября выиграл выборы в первом туре с результатом в 46,86% голосов, но в результате столкнулся с протестной активностью оппозиции и сторонников Карлоса Месы от партии “Гражданское общество”. Во время беспорядков пострадало более 30 человек.

Эво Моралес обвинил в организации переворота “правые силы при поддержке из-за рубежа”. Российской оппозиции положительно восприняли отставку руководителя под давлением гражданского общества. В то время как МИД РФ оценив цветной революцией, майданными технологиями, захватом власти хунты и другими словами с негативной окраской.

То с каким интересом Москва следит за происходящим понятно, и не только потому что Моралес передал выгодные проекты российским государственным компаниям. В 2024 году президенту Владимиру Путину грозит тот же выбор, что и Моралесу в этом году – соблюдать конституционный срок или отменить его и попытаться сохранить власть. Современная Россия – крупнейший экспортёр авторитаризма по всему миру и во всех конфликтах поддерживает борьбу диктаторов против оппозиции.

Боливия имеет долгую историю военных переворотов и импичментов. Карлос Меса, нынешний лидер оппозиции, подал в отставку после двух лет президентства в 2005 году на фоне массовых протестов. Это проложило путь к первой победе Моралеса на выборах в декабре того же года. Новый президент заявил, что власть теперь принадлежит коренному народу Боливии и что природные ресурсы страны будут национализированы – решение, которое было поддержано референдумом, проведенным во время президентства Месы, но не выполненное им.

Моралес, несмотря на среднее образование оказался самым успешным лидером в истории Боливии. В начале нулевых Боливия была катастрофически бедной, криминальной страной, раздираемой вооруженными конфликтами. Тем не менее, Моралесу удалось кратно уменьшить число бедных:

В то же время объём производства на душу населения в Боливии с учетом паритета покупательной способности также рос темпами значительно выше, чем в среднем по латинской Америке.

Однако, сам Моралес, будучи авторитарным правителем, быстро сблизился с лидерами Кубы и Венесуэлы, а также с путинским режимом в России. Внешняя политика Путина строится как раз на автократах поставками оружия и совместными проектами по энергетике.

Корпорация «Росатом» – российская государственная ядерная монополия, получила контракт на строительство ядерного центра стоимостью 300 млн долларов США. Ещё одним инвест проектом стала разработка и добыча лития в Боливии.

ПАО «Газпром», российская газовая компания, присутствует в Боливии с 2010 года. Россия также пытается продавать оружие в Боливию: вертолеты, транспорт, огнестрельное и другое оружие. Путин лично убеждал Моралеса в необходимости этих покупок, но полноценной сделки не состоялось из-за нехватки средств под эти цели у Боливии. Кредитные поставки России, в свою очередь, не афишировались.

Конституция Боливии с 2009 года предусматривает президентский лимит в два срока, что означает, что Моралес может служить три срока, поскольку его первый срок начался до вступления в силу этого ограничения. В 2016 году он провёл референдум в попытке снять ограничение, но граждане не разделили его желаний.

Моралес, казалось, должен были признать, что должен уйти сам, но в 2017 году, Конституционный суд страны вынес решение против ограничения срока, и президент продолжил занимать свой пост.

По сообщениям, российская сторона даже посылала группу российских экспертов по выборам, чтобы поддержать его кампанию и тем самым защитить интересы российских государственных компаний. Однако 20 октября Моралес все еще не мог победить Мезу с той разницей, которая ему была необходима, чтобы избежать второго тура, а затем серьезные нарушения в подсчете голосов стали настолько очевидными, что вспыхнули массовые протесты, и даже профсоюзы Боливии выступили против президента.

Но Моралес выжидал и подал в отставку только тогда, когда военные заявили, что не будут разгонять протесты и призвали его уйти добровольно. Очевидно, что боливийские генералы извлекли уроки из 2003 года, когда они следовали приказам бывшего президента Гонсало Санчеса де Лосады.

Санчеса де Лосады потребовал военных применить силу против демонстрантов, требующих национализации месторождений природного газа в стране. В результате, по меньшей мере, 67 человек погибли и около 400 получили ранения. К семьям жертв в США, где он сейчас живет, был предъявлен иск, но в прошлом году его освободили от ответственности – судья счел доказательства его вины недостаточными. Хотя в этом и сыграл большую роль Меса, который был вице-президентом Лосады и открыто выступал против насилия.

Моралес описал события, которые заставили его уйти в отставку, как государственный переворот. Его слова были поддержаны не только Россией, чьи интересы в Боливии очевидны, но и списком международных левых политиков: от конгрессмена США Ильхана Омара до Джереми Корбина лидера лейбористской партии Великобритании. Противники автократии, наоборот, были воодушевлены происходящим.

Но пример латинской страны и её поддержка в обществе не остались незамеченными в Кремле. У Путина есть более четырёх лет, чтобы подготовиться к следующим выборам 2024 год. Ведь на следующих выборах Путин столкнётся с конституционным ограничением президентских сроков. И пока нет легитимного сценария, который позволил бы ему ещё на шесть лет остаться на посту президента.

Путинская Россия не рискнёт к переходу государственного строя в парламентскую республику по аналогии с Казахстаном. Хотя это и могло позволить ему занять кресло премьер-министра, сохранив власть и позволив переизбирать себя столько раз сколько пожелает. Рокировку, отыгранную Путиным в 2008-2012 с президентом Дмитрием Медведевым, вряд ли удастся повторить.

Наиболее очевидный вариант для Путина – просто изменить Конституцию и удалить из неё пункт с ограничением срока, да и другие неудобные пункты также поменять. Пример Моралеса показывает подводные камни этой стратегии. Хотя его и уважают за вклад в сокращение масштабов нищеты, но даже его сторонники устали от 13 лет его президентства. Людям свойственны перемены и желание лучшей жизни, в случае их отсутствия растёт недовольство и протестные настроения. Когда это происходит, конечное решение в итоге принимают силовые структуры.

В Венесуэле президенту Николасу Мадуро удалось сохранить лояльность военных, и он до сих пор не был свергнут. В Боливии Моралес сохранял поддержку военных на протяжении всего своего правления, потому что он не требовал многого от своих силовиков. Но когда массовые протесты достигли апогея, а генералы не стали подавлять их – эпоха Моралес закончилась.

Ситуация в латинской Америке, которая так тщательно мониторится Москвой может убедить Путина в том, что Конституция – не указ для авторитаризма. При авторитаризме правитель занимает своё место, пока силовики остаются лояльными даже в случае гражданской войны против населения своей страны.

Это означает, что Путин продолжит покупать лояльность огромного аппарата безопасности России, который уже стоит правительству около 10% от его несекретного бюджета. Поэтому, несмотря на кризис и общее сокращение расходов на социалку, Росгвардии и другим силовым структурам в ближайшие годы только увеличат довольствие.

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.